Topknives.ru

Кухонные аксессуары
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто такие анархисты и что они делают: примеры, флаг

Кто такие анархисты и что они делают: примеры, флаг

Анархизм (от – без и – власть) – система взглядов, основанных на приоритете человеческой свободы. Анархия отрицает принудительное управление и власти человека над человеком. Многозначное понятие привело к расслоению взглядов по разным параметрам: от основополагающих принципов, до второстепенных. Людей, которые придерживаются таких взглядов, называют анархистами. Кто такие анархисты и что они делают? Ответ получаем на блоге bursin.ru .

7 книг об анархизме

Самый важный раскол XX века проходил не между левыми и правыми, а между этатистами, желавшими решить все проблемы человеческого общежития путем расширения государственных полномочий, и анархистами, мечтавшими государство отменить. Сейчас похоже, что побеждают первые, — и это повод вчитаться во вторых. Другой повод — гордость за родную культуру: если были в России политические философы, которых до сих пор цитируют по всему миру, то это Бакунин и Кропоткин.

Михаил Бакунин. «Государственность и анархия. Борьба двух партий в Интернациональном обществе рабочих» (1873)

Михаил Бакунин — самый влиятельный русский философ, по меньшей мере за пределами России. Поколения анархистов по всему миру читали его книги и вдохновлялись приключениями: он участвовал в нескольких восстаниях, дважды был приговорен к смертной казни, один раз сбежал из Сибири, совершив почти полное кругосветное путешествие. «Государственность и анархия» — один из немногих его текстов, написанных (хоть и в Цюрихе), специально для соотечественников, которые, на свою беду, к нему не прислушались. Книга Бакунина — о том, что диктатура пролетариата, о которой говорили марксисты, — это в первую очередь диктатура и, значит, она не несет никакого освобождения:

«С какой точки зрения ни смотри на этот вопрос, все приходишь к тому же самому печальному результату: к управлению огромного большинства народных масс привилегированным меньшинством. Но это меньшинство, говорят марксисты, будет состоять из работников. Да, пожалуй, из бывших работников, но которые… будут представлять уже не народ, а себя и свои притязания на управление народом».

Бакунин всю жизнь повторял, что всякое государство, пусть даже построенное на лучших принципах, есть только инструмент подавления и насилия. Больше всего он боялся власти ученых и философов — популярного и поныне полити­ческого идеала, воспетого Платоном.

Петр Кропоткин. «Взаимопомощь как фактор эволюции» / «Mutual Aid: A Factor of Evolution» (1902)

Князь Кропоткин был известным ученым, географом, геологом и биологом, участ­ником многих экспедиций, и его вышедшая на англий­ском языке книга проходила по департаменту естественных наук — но зачитывались ею револю­ционеры. Особенно двумя последними главами, посвященными взаимопомощи у человека, кото­рые представляют собой убедительное изложение важного анархистского принципа: дай людям свободу, и они будут творить добро, а не зло. Точно так же, как последователи Дарвина видят внутривидовую борьбу, но не видят повсемест­ного альтруизма у животных, писал князь, люди не замечают способности к кооперации в самих себе. Государство нужно для того, чтобы не дать людям друг друга перебить, говорят они, но дело обстоит с точностью до наоборот. Человек непрестанно создает организации для взаимовыручки и кооперации (свободные гильдии, деревенские общины, профсоюзы), а государство, желающее иметь монополию на общественную деятельность, ему мешает и ставит его альтруизм вне закона. Властители не дают людям проявить свои лучшие, а не худшие качества.

Лев Толстой. «Об общественном движении в России» (1905)

Качество государственного управления в России всегда оставляло желать лучшего, поэтому на практике не всегда было просто отличить анархиста от любого другого человека доброй воли. В небольшой статье Толстого, написанной через несколько дней после Кровавого воскре­сенья, описан самый важный признак мирянина:

«Некоторые люди, видя всё то зло, которое совер­шает в настоящее время русское, особенно жесто­кое, грубое, глупое и лживое прави­тель­ство, думают, что происходит это оттого, что русское правительство не так устроено, как они ду­мают, что оно должно бы было быть устрое­но, — по образцу других существующих правительств…»

Но любое правительство плохо, и совсем не только тогда, когда берет взятки или подавляет политические свободы. Расстрел рабочих в Петербурге, справед­ливо заметил Толстой, куда меньшее преступление, чем Русско-японская или Англо-бурская войны, но сколь многие, из уважения к своим правительствам, готовы были с ними смириться. Статья его актуальна до сих пор: настоящий анархист ненавидит в первую очередь насилие, тем более — масштабное насилие.

Джордж Оруэлл. «Памяти Каталонии» / «Homage to Catalonia» (1938)

В Испании еще в середине XIX века начали печа­тать первую анархистскую газету, и вплоть до Гра­жданской войны 1936–1939 годов там было самое успешное и массовое анархистское движение, о котором написано много книг. Движение это закончилось трагически и было разгромлено коммунистами (а вовсе не генералом Франко, как можно было бы предположить). Когда Оруэлл приехал добровольцем воевать в Испанию, он случайно попал в отряд к анархистам, повоевал несколько месяцев, а затем наблюдал, как вчераш­ние союзники-коммунисты сажают в тюрьму его товарищей — под давлением сталинского СССР. Никакой большой идеологии в его книжке нет, да и героизма не слишком много: это просто грустная история поражения, после которого стало очевидно, что истинный анархизм и коммунизм несовместимы.

Читайте так же:
Освещение для зеркала туалетного столика

Роберт Нозик. «Анархия, государство и утопия» / «Anarchy, State, and Utopia» (1974)

Исторически большинство людей, называвших себя анархистами, разделяли левые идеи и бо­ро­лись не только против власти, но и против института частной собственности. Во второй половине XX века слово «анархия» стали всерьез использовать и защитники капитализма, в том числе Роберт Нозик. Самая влиятельная за по­следние сто лет книга в защиту анархии замеча­тельна тем, что убеждает анархистов согласиться хотя бы на минимальное государство — «ночного сторожа», который защищает дома от грабителей, но не имеет никаких других полномочий. Такое государство, считает автор, — это, во-первых, самое большое, что можно построить, не нарушая прав человека, а во-вторых, теоретически достижимый политический идеал. И хотя для некоторых анархистов даже «ночной сторож» — перебор, с точки зрения далеких от анархизма людей, политическая философия Нозика — опасный радика­лизм и гарантия неизбежного хаоса. В этом смысле он, конечно, настоящий анархист.

John A. Simmons. «Moral Principles and Political Obligations» (1981)

Впервые тема философского анархизма была поднята в диалоге Платона «Критон». Этот спор анархизм проиграл вчистую: Сократ отказался бежать из Афин и подчи­нился несправедливому приговору суда, велевше­го ему выпить цикуту. С тех пор прошло много времени, и вопрос о том, должен ли человек подчиняться государственным установлениям (есть ли у него «политические обязательства») обсуждается в наши дни не менее горячо, чем во времена Сократа. Джон Симмонс написал самую убедительную книгу о том, что никаких специальных политических обязательств у нас нет — точнее, все аргументы в пользу обратного не выдерживают критики. Этот акаде­мический текст написан так чисто и ясно, что его вполне можно использовать в качестве популярной литературы. И если большинство читателей заранее согласятся с тем, что Сократ не обязан был пить яд, то после книги Симмонса (к сожале­нию, пока не переведенной на русский язык) многие согласятся и с тем, что если есть причины соблюдать человеческие законы, то они не имеют отноше­ния к нравственным принципам. А это большой шаг по направлению к анар­хизму.

James C. Scott. «The Art of Not Being Governed: An Anarchist History of Upland Southeast Asia» (2009)  Русский перевод книги Джеймса Скотта в ближайшие месяцы выйдет в «Новом издательстве».

Американский антрополог Джеймс Скотт уже долго работает над тем, чтобы сделать из анар­хизма исследовательскую программу. Великая Китайская стена, считает Скотт, была нужна не только китайскому государству, которое она оберегала от варваров, но и варварам, которых стена защищала от сборщиков податей. Любое правительство хочет от подданных только двух вещей — отобрать урожай или набрать рекрутов, поэтому тысячелетиями люди бежали в места, лишенные государственной власти. Именно этот центробежный импульс столетиями определял уклад в горных районах Юго-Восточной Азии, которым посвящена его последняя книга. Жители этих мест, считает Скотт, намеренно отказались от эффективных сельскохозяйственных культур вроде риса, который растет на специальных полях по известному циклу, ради клуб­ней, которые можно растить где угодно и собирать когда вздумается. Может быть, они менее питательны, зато гораздо труднее прийти и забрать их без согласия хозяина. Те, кто выбирал свободу, предпочитали вести бесписьменный образ жизни, потому что любой текст — это инструмент государствен­ного учета, выгодный мытарям, а не простым людям. Непопа­дание в письменную историю, доказывает Скотт, — свидетельство успеха, поэтому о самых удачли­вых жителях земли мы почти ничего не знаем. Если может быть по-настоя­ще­му анархистская реинтерпретация мирового исторического процесса, то вот она. «Искусство быть неподвластным» наследует в этом смысле «Войне и ми­ру»: государства не только не творят историю, как написал Толстой, но даже не являются ее интересной частью.

Томми Флэнаган и его шрамы в «Сынах Анархии»

Именно шрамы Тони Флэнагана привлекают к нему внимание специалистов по кастингу. Существует множество криминальных экшн и не только кинолент, в сюжет которых такой «суровый парень со шрамами» влился бы на все сто. Именно они и стали его главным «проводником» в мир кино.

Далее, после успеха «Храброго сердца», были роли в таких блокбастерах, как «Без лица» (1997), «Игра» (1997), «Гладиатор» (2000), «Город грехов» (2005), «Козырные тузы» (2007) и т. д. Но одной из самых запоминающихся ролей его стала роль Филипа «Пыра/Чибса» Телфорда в ставшем культовым сериале «Сыны Анархии» (2008-2014), в котором его шрамы были специально обыграны в сюжете шоу и, более того, получили некоего рода своеобразное «отмщение».

Фанатам сериала известно, что по сюжету шрамы Чибсу еще до событий, рассказанных в шоу, оставил лидер группировки «Real IRA» Джеймс Джимми О’Фелан. Когда-то Пыр тоже состоял в IRA. Но оттуда его выгнал тот самый О’Фелан, уведший у него жену с ребенком, которого теперь растит как своего и которыми теперь, спустя годы, он его шантажирует. Но сюжет повернулся так, что к финалу 3-го сезона Пыр получает шанс на кровавую расплату.

Читайте так же:
Починить массажный стол

Только тут он одной «Улыбкой Глазго» не обошелся. Разрезав ему щеки до ушей, он закалывает О’Фелана насмерть.

[править] Особенности содержания

Поскольку инфа бралась откуда ни попадя, по итогу получился некий сумбурный коктейль фактов и невероятных домыслов.

Многие были возмущены незаслуженной популярностью продукта, так как его качество довольно-таки сомнительное, и поэтому сведущие в теме люди нещадно, но справедливо подвергли его критике.

Изначальный вариант книги состоял из разделов:

  • Изготовление взрывчатки.
  • Электроника, подрывная деятельность и слежка.
  • Наркотические вещества.
  • Физические приёмы устранения противника в рукопашном бою.

Magnify-clip.png

До нас же дошёл в основном лишь кастрированный вариант, но в местечковых интернетах всё же можно раздобыть полную версию. Собственно, даже урезанное до сугубо наркоты содержание книги уже немыслимо доставляет. Хоть всё на первый взгляд выглядит очень серьёзно, на самом деле там уйма левой хуиты и искажений фактов. Автор руководствовался всем, что знал сам (а это совсем немногое) и особенно тем, о чём лишь читал/слышал, но лично на практике никогда не встречал. А если точнее, то для «написания» книжки ленивый Уилл просто пошел в ближайшую библиотеку, набрал книжек, показавшихся ему релевантными, и тупо переписал из них всё, что попалось на глаза.

Самый позорный и известный фейл писанины — вымышленное наркотическое вещество «бананадин», якобы получаемое из банановой кожуры. Автор, как стало ясно чуть позже, бессовестно скопипиздил юмористическую статью с одного американского журнала. В книге в большом количестве присутствуют всякие неизвестные науке молекулы, соединения, ингредиенты и процессы получения веществ. Информацию касаемо стряпни взрывчатки автор пиздил из какой-то армейской книжки, при этом сдабривая всё своими невероятными фантазиями. Главная причина отстойности — отсутствие возможности собственноручно найти, приобрести или синтезировать многие вещества, особенно несуществующие. Also, рецепт приготовления «Коктейля Молотова» в книге — неправильный. См. здесь. Тысячи… тысячи ляпов и просто откровенной хуиты. Так-то.

Личная жизнь

Несмотря на популярность, личную жизнь актера сложно назвать удачной. Его супруга Линн покончила жизнь самоубийством на фоне тяжелой депрессии. Об отношениях Уолтона с женщинами после смерти жены ничего не известно. Сейчас актер женат на режиссере, сценаристе Наде Коннерс.

Уолтон Гоггинс и его жена

Уолтон Гоггинс и его первая жена Линн

В свободное от работы время актер предпочитает заниматься подводным плаванием, путешествовать. Путешествуя по Индии, Уолтон Гоггинс увлекся искусством фотографии, часть работ актер выложил в своем блоге.

Уолтон Гоггинс и его жена Надя Коннерс

Уолтон Гоггинс и его жена Надя Коннерс

На выборах президента США в 2008 году актер поддерживал демократическую партию и руководил проведением кампании в поддержку сенатора Барака Обамы. Ранее Гоггинс поддерживал политику бывшего президента Джимми Картера (из его родного штата Джорджия). Актер также работает в некоммерческих организациях, сфера деятельности которых варьируется от экологической до гуманитарной, регулярно участвует в мероприятиях GLOBAL GREEN USA. С недавнего времени Уолтон заинтересовался экологическими проблемами, совместно со второй женой Надей Коннерс, которая выступила сценаристом документального фильма «11-й час» об экологическом кризисе.

10 примеров успешных и не очень примеров государств и общин, созданных на анархических принципах

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Анархия - мать порядка. Пьер Жозеф Прудон.

1. Революционная Каталония

Революционная Каталония: анархия длиной в 2 года.

В результате испанского переворота в июле 1936 года, когда фашисты пытались получить контроль над Испанией, анархистская партия в Каталонии под названием CNT-FAI или Федерация анархистов Иберии (ультраправое крыло Национальной конфедерации труда) возглавила народное восстание путем организации ополченцев против Националистических сил.

В целом, силы этих ополченцев состояли из 18 000 работников (в том числе Джорджа Оруэлла, который воевал за каталонцев). Они сумели победить националистические силы и добиться независимости Каталонии. Хотя организацию подвергли впоследствии критике за присоединение к национальному правительству, она сделала многое, чтобы увеличить шансы на победу в войне против диктатуры в Испании.

CNT-FAI также сумела добиться ряда реформ, а именно коллективизации земли и ресурсов. Правительство также смогло поощрить добровольную коллективизацию. Заводы были «конфискованы и контролировались комитетами выборных работников». В конце концов, анархическое правительство пало в 1938 году.

2. Парижская коммуна

Парижская коммуна - первый в истории пример власти рабочих.

Парижская Коммуна возникла в 1871 году в качестве реакции на франко-прусскую войну и часто считается первым примером захвата власти рабочим классом. Национальную гвардию Парижа, которая была отрезана от армии, поддержали горожане, а также были проведены свободные выборы , чтобы определить , кто будет управлять городом. Коммуна реализовала некоторые анархистские политики, такие как превращение предприятий в рабочие кооперативы. 8 мая правительство Франции, наконец, победило коммуну и восстановило свою власть над городом.

3. Вольная территория

Вольная территория - анархия Нестора Махно.

С 1918 по 1921 год Вольная территория была анархистским государством, созданным в Украине Нестором Махно. Вольная территория считается одним из немногих государств, основанных исключительно на анархистской идеологии, чему явно соответствует его флаг, на котором было написано «Смерть всем, кто стоит на пути обретения свободы трудящимися».

Читайте так же:
Стол по белорусски

С армией в 100 000 человек Махно захватил юго-восточную часть Украины, где проживало 7 миллионов человек. Его анархистское общество было структурировано путем создания рабочих и крестьянских Советов, члены которых голосовали по важным вопросам. Махно также выступал против централизованного правительства любого рода. В конце концов, Красная Армия вторглась на Вольную территорию и смогла победить армию Махно в 1921 г.

4. Свободный город Христиания

Свободный город Христиания - современная анархическая община.

Созданный в 1971 году свободный город Христиания является одним из немногих анархистских сообществ, которое активно по сей день. Также примечательно то, что оно сумело остаться автономным на протяжении более 40 лет. Город был основан поселенцами-хиппи в датском Копенгагене в заброшенных военных казармах. Вскоре хиппи объявили Христианию свободным городом, жители которого не обязаны платить налоги и могут открыто продавать-покупать марихуану.

В общине запрещена частная собственность (к примеру, жители автономии не могут владеть личными автомобилями). В то же время в анархическом сообществе есть ряд законов, призванных исключить насилие и преступления. В 2012 году правительство согласилось продать общине занимаемую ей землю.

5. Коммуна Твин Оукс

Коммуна Твин Оукс.

В 1967 году небольшая группа коммунитаристов решила построить общество, основанное на ценностях эгалитаризма и устойчивости окружающей среды. Основанное на 160 гектарах акров земли в штате Вирджиния сообщество живет за счет садоводства и сельского хозяйства, а также производства гамаков, которые затем идут на продажу. Все велосипеды, автомобили, компьютеры и рекреационные объекты, приобретенные общиной, принадлежат не кому-то определенному, а всей общине и доступны для общего пользования.

6. Коммуна Странджа

Болгарская коммуна Странджа.

Коммуна Странджа в Болгарии была анархистским обществом, которое было провозглашено 18 августа 1903 года Михаилом Герджиковым, командиром Внутренней Македонско-Одринской Революционной Организации. Армии Герджикова, которая насчитывала всего 2 000 человек, удалось установить временное правительство в горах Странджа после противостояния с турецкой оппозицией, насчитывающей 10 500 солдат.

В коммуне, была создана коммунитарная система, где ресурсы распределялись равномерно в соответствии с необходимостью. Недолговечная коммуна была побеждена османскими войсками всего один месяц спустя, 8 сентября 1903 года.

7. Автономная область Шинмин

Автономная область Шинмин.

В 1924 году корейская коммунистическая федерация анархистов (KACF) начала способствовать активному созданию анархистских профсоюзов и развитию антиимпериалистических настроений в Китае. Пять лет спустя, KACF объявила провинцию Шинмин независимой от Китая и сразу же попыталась создать децентрализованную форму контроля в пределах этого района. Как и в других анархистских обществах, KACF создала свободную ассоциацию местных советов в областях, районах и селах. Хотя эти советы принимали независимые решения относительно своих территорий, они сотрудничали друг с другом по важным вопросам, таким как сельское хозяйство, финансы и образование. Однако из — за попыток императорской Японии завоевать регион, автономия области была отменена в 1931 году.

8. Сирийский Курдистан

Автономная область Сирийский Курдистан.

Хотя технически это не анархистское общество, Сирийский Курдистан (ака Федерации Северной Сирии) является де-факто автономной зоной, которая имеет право на самоуправление, независимо от официального сирийского правительства. Хотя официальная политическая система Сирийского Курдистана, который объявил автономию в ноябре 2013 г., описывается как либертарианский социализм, государство также находится под влиянием анархистских принципов.

Сирийский Курдистан перенял свои идеалы от вермонтского философа Мюррея Букчина, который утверждал, что в идеале национальное государство должно принимать форму «либертарного муниципализма». По сути, это обозначает собрания людей, которые голосуют при необходимости решения каких-либо проблем на местном уровне.

9. Зомия

Зомия - государство, придуманное Виллемом ван Шенделем.

Простирающаяся от вьетнамской горной местности до Тибетского плато в Афганистане, Зомия представляет собой географический регион с населением в 100 миллионов человек, чье название было придумано нидерландским исследователем Виллемом ван Шенделем в 2002 году. Зомия рассматривается некоторыми политологами, как пример отказа от современного государства и действующего анархистского общества. В данном регионе мира такие государства, как Китай и Вьетнам, не имеют контроля над этими «труднодоступными» районами, вследствие чего, они в значительной степени находятся на самоуправлении.

10. Бир Тавиль

Спорная территория Бир Тавиль.

Хотя технически это не государство и не общество, Бир Тавиль является одним из немногих районов мира, на который не претендует ни одно государство. Следовательно, это непринадлежащая никому территория, без законов и без правительства. Эта аномалия случилась, когда англичане подписали соглашение с египтянами о том, что новая британская колония Судан будет иметь границу с Египтом вдоль 22-й параллели. При этом, в 1902 году Британия провела новую «административную границу», согласно которой Бир-Тавиль (площадь которого составляет 2060 км²), остался спорной территорией. Возможно , это место было бы идеальным для анархистов, которые могли бы попытаться реализовать свои идеи без необходимости провоцировать законное правительство.

Социалистическая идея оказалась более жизнеспособной, чем идеи анархистов. Во всяком случае самое большое в мире социалистическое государство занимало 16 часть суши и просуществовало 70 лет. В одном из наших обзоров мы 34 агитационных плаката, по которым можно узнать историю СССР .

Харизматичный злодей: Как Уолтон Гоггинс стал тв-звездой

Сериал «Единорог» (Unicorn) —комедия про вдовца с двумя дочерями, которого друзья вынуждают создать профиль на сайте знакомств. Неожиданно герой становится популярным у женщин, так называемым «единорогом» — надежным мужчиной, который и правда ищет долгосрочные отношения.

Читайте так же:
Штабной стол пожаротушения

Главную роль в сериале исполнил Уолтон Гоггинс (он также выступил в качестве продюсера). Рассказываем, как он стал звездой американского ТВ, дважды сыграл у Тарантино и почему для актера «Единорог» — уникальный и очень личный проект.

Алихан Исрапилов

Голливудская история

Когда Уолтону Гоггинсу было три года, его родители развелись. Мать много работала, поэтому по-настоящему воспитывали мальчика дядя и тетя, провинциальные актеры. Уолтон решил взять с них пример. С 14 лет Гоггинс грезил о карьере актера, постоянно разъезжая по прослушиваниям. Однако ждать первую заметную роль пришлось долго — только в 19 лет он сыграл в телефильме «Убийство в Миссисипи».

Этот проект помог ему окончательно определиться с ориентирами в жизни. В 19 лет Уолтон Гоггинс переехал в Лос-Анджелес и быстро нашел новую работу — эпизодическую роль в комедии «Мистер субботний вечер» с Билли Кристалом, но что-то пошло не так и отснятый материал попросту вырезали из фильма. Сцену можно найти только в дополнительных материалах на DVD. Из-за этой неудачи Гоггинсу пришлось по ночам работать на парковке и продавать ковбойские сапоги, оплачивая индивидуальные сеансы с тренером по технике речи (так Уолтон «исправлял» свой южный акцент).

После нескольких месяцев работы с тренером он мне сказал: внешность у тебя не очень, значит есть талант, и ради него тебе придется работать работать усерднее остальных. О чем я тогда подумал? «Он только что сказал, что я капец как уродлив?»

В 1994-м Гоггинс мог сыграть противника Хилари Суэнк в фильме «Парень-каратист 4», но после финального прослушивания ему отказали. Роль досталась другому актеру, но Гоггинс сыграл друга злодея, что позволило ему расширить портфолио и закрепиться в индустрии.

Настоящий прорыв случился только через три года — Гоггинсу досталось одна из ролей в «Апостоле», режиссерском проекте Роберта Дювалля. Фильм не сделал его актером первой величины, но его начали узнавать, в том числе и знаменитости. Гоггинс с теплотой вспоминал первую встречу в Дэниелом Дэй-Льюисом на церемонии вручения «Золотых глобусов» в 2002 году:

Он посмотрел на меня сосредоточенно, а потом сказал «Я тебя знаю. Ты Уолтон Гоггинс! «Апостол» — один из моих любимых фильмов». У меня не было слов.

В 2001 году он основал продюсерскую компанию Ginny Mule Pictures c актером Рэйем МакКинноном (они познакомились на съемках «Убийства в Миссисипи») и его женой Лизой Блаунт. Через год их короткометражный фильм «Бухгалтер», в котором Гоггинс исполнил одну из главных ролей, получил премию «Оскар».

Привычка быть лучшим

Перед выходом первого сезона черной комедии «Завучи» в 2016 году критик The New York Times Майк Хэйл написал, что у Уолтона Гоггинса появляется «привычка быть лучшим, что есть в сериале». К тому времени он был известен в первую очередь как телевизионный актер с несколькими знаковыми ролями в сериалах FX. В начале нулевых Гоггинс полноценно перебрался на кабельное ТВ ради «Щита», который вышел на экраны одновременно с «Прослушкой», и для многих стал ее «бюджетной версией».

У сериалов и правда много общего: оба проекта пытались отойти от романтизации полицейских будней, разрушить образ праведного блюстителя закона и наконец сделать что-то большее, чем обычный полицейский процедурал. HBO сделал ставку на гиперреализм, FX — на размытую грань между правосудием и преступлением. В этой серой зоне и обитает экспериментальный отряд полиции Лос-Анджелеса, члены которого не гнушаются прикрывать наркодилеров, фабриковать улики и выбивать показания, пока расследуют дела покрупнее.

Уолтон Гоггинс сыграл одну из главных ролей, Шейна Вендрелла, — импульсивного полицейского, чей моральный компас все время сбоит (особенно когда дело касается личной выгоды). Вендрелл стал одним из любимых персонажей у фанатов, а самого актера на площадке прозвали Method Man (да, как рэпера из Wu Tang Clan), за то, что тот пытался быть «методичным» актером.

Следующая тв-победа актера — нео-вестерн «Правосудие» о старомодном маршале из Кентукки (Тимоти Олифант), который не теряет совести на коррумпированной работе. Гоггинс сыграл номинального антагониста, Бойда Краудера, который то руководит неонацистской группировкой, то возглавляет религиозную общину. Актер неоднократно признавался, что для него, как для человека выросшего в южном штате, было делом чести изобразить на экране Краудера не как туповатого реднека, а самым умным человеком в комнате и достойным противником главному герою. Эти старания замечали телекритики, ежегодно восхвалявшие актерский талант Гоггинса. В 2011 году комитет «Эмми» отметил актера номинацией за лучшую мужскую роль второго плана.

В это же время Уолтон Гоггинс появлялся в качестве приглашенной звезды в другом сериале FX — «Сынах анархии». Он играл Венус Ван Дам — транс-женщину, которая сотрудничала с SAMCRO, группировкой главных героев.

Читайте так же:
Шхвхг стола расшифровка

До и после Тарантино

В 2015 году «Правосудие» закончилось, но Гоггинс не остался без работы на ТВ — ему предложили переехать на другой кабельный канал, HBO, и сыграть в черной комедии «Завучи». Второй после «На дне» телевизионный проект трио Джоди Хилла, Дэнни Макбрайда и Дэвида Гордона Грина рассказывает о противостоянии и вынужденном сотрудничестве двух завучей средней школы, которые борются за освободившееся место директора. Сериал был в эфире два сезона, а Гоггинс снова получил заслуженные комплименты — в этот раз за роль манипулятора Ли Раселла.

Несколько успешных ролей на ТВ и номинация на «Эмми» не сделали Уолтона Гоггинса звездой — тем, кто пропускал продукцию канала FX, он был знаком по редким ролям в большом кино, «тот парень из „Шанхайского полдня“ и “Ковбоев против пришельцев”». Успех пришел откуда не ждали — сначала Уолтон Гоггинс получил эпизодическую роль в фильме «Джанго освобожденный», а потом Квентин Тарантино пригласил актера в камерную «Омерзительную восьмерку» — делить площадку с такими звездами, как Курт Рассел, Сэмюэл Л. Джексон, Тим Рот, Дженнифер Джейсон Ли и Брюс Дерн. Роль шерифа Криса Мэнникса стала для Гоггинса судьбоносной.

Я оглядываюсь на свою карьеру и вижу много поворотных моментов, но главным является работа до и после Квентина Тарантино. Я благодарен Тарантино за то, что он во мне что-то увидел. Помочь ему воплотить идеи на экране — это подарок.

После «Омерзительной восьмерки» Уолтон Гоггинс сыграл в триквеле «Бегущего в лабиринте», отметился ролью в сиквеле «Человека-муравья» и противостоял Алисии Викандер в новой экранизации приключений Лары Крофт. Словом, карьера и правда разделилась на до и после Тарантино.

Самый личный проект

К 2019 году Уолтон Гоггинс стал по-настоящему известным актером: с богатым сериальным наследием и парочкой крупных ролей в большом кино. Недавно его можно было заметить в «Праведных Джемстоунах» от HBO — новом шоу трио Джоди Хилла, Дэнни Макбрайда и Дэвида Гордона Грина с россыпью звезд в актерском составе. Ничего удивительного — достойный его таланта проект. Неожиданным стало участие Гоггинса в эфирной (!) комедии (!!) CBS (. ) «Единорог».

«Единорог» — самый личный проект в карьере Уолтона Гоггинса. По крайней мере, так заявляет сам актер.

Главный герой мне ближе, чем все персонажи, которых я играл. Я не Бойд Краудер, но во мне есть его частичка. Я не Венус Ван Дам, но во мне есть и ее частичка и так далее… Возможно, это самый большой шаг в сторону и в то же время самое личное из того, что я делал.

Это не пустые слова, чтобы разрекламировать сериал. В 2004 году жена Уолтона Гоггинса Лин после продолжительной борьбы с депрессией покончила с собой. Незадолго до этого она подала документы на развод — пара была в браке с 2001 года. Уолтона даже пугает то, насколько персонаж сериала «Единорог» похож на него: «Это ведь я. Мне уже просто нечего скрывать».

Гоггинсу хотелось стать частью этой истории — честной и по-хорошему сентиментальной — о вдовце Уэйде, который воспитывает двух дочерей подросткового возраста. После смерти его жены от рака прошло много времени, но герой так и не смог принять это. Друзья и соседи объединяются вокруг Уэйда и уговаривают его завести аккаунт в приложении для знакомств. С Гоггинсом произошло нечто похожее — его спасли друзья:

Я тоже пережил трагедию в жизни, а помогли мне люди, которые меня окружали и дали мне понять, что жизнь продолжается. Я три года дрифтовал — если бы не люди, для которых я дорог, даже не знаю, что бы со мной произошло.

Однако личная связь с героем — не единственная причина, по которой актер согласился на участие. В его обширной фильмографии практически нет положительных ролей — «Единорог» должен был это исправить и подарить миру доброго Уолтона Гоггинса. Однако слепо соглашаться на участие в сериале актер не мог — он оценил сценарий, но выставил создателям и каналу одно условие: нужно было отойти от устаревшего формата ситкома со съемками в студии перед живой аудиторией.

Выходить перед живой аудиторией и рассказывать историю мужчины, который потерял жену и теперь в одиночку воспитывает двух дочерей — не знаю, смог ли я так сделать. Мне нужно больше места, нужна импровизация и ощущение, что это кино.

Шоу про неунывающего вдовца вряд ли попадет в списки лучшего за год, но точно скрасит любой вечер, поскольку это очень искренняя и смешная история, не давящая при этом на жалость. Не зря же CBS расширил первый сезон с 13 до 22 эпизодов: расставаться надолго с героями не хочется (ждем новостей о втором сезоне).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector