Topknives.ru

Кухонные аксессуары
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

60 простых и забавных считалок

60 простых и забавных считалок

60 простых и забавных считалок

Считалки — это забавные детские стихи, которые помогают выбрать водящего в игре или разделиться на две команды. Обычно один участник произносит стихотворение, указывая на остальных по очереди, а тот, на ком считалка закончится, оказывается «вóдой».

Иногда поступают по‑другому: в конце выходит не водящий, а один из игроков — и так, пока не останется тот, кто будет водить. Для считалок очень важен ритм, поэтому в их текстах часто встречается счёт («Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять») или повторяющиеся слова («Аты‑баты, шли солдаты, аты‑баты, на базар»).

Содержание

Жизнь Остапа Бендера до 1927 года

Бендер родился то ли в 1900 году (в «Двенадцати стульях» летом 1927 года он называет себя «мужчиной двадцати семи лет»), то ли в 1897 (в «Золотом теленке» осенью 1930 года Бендер говорит: «Мне тридцать три года, возраст Иисуса Христа…»).

Прошлое Остапа весьма туманно. Авторами романов его прошлое упоминается вскользь:

По одной из версий, упоминание о «турецком подданстве» отца и отчество «Ибрагимович» не указывают на этническую связь с Турцией [1] . В этом современники видели намёк на жительство отца Бендера в Одессе, где евреи-коммерсанты принимали турецкое подданство, чтобы их дети могли обойти ряд дискриминационных законоположений, связанных с конфессиональной принадлежностью, и заодно получить основания для освобождения от воинской повинности. Кроме того, имя Ибрагим, как известно, является арабской формой имени Авраам.

По другой версии Ильф и Петров намеренно дали Бендеру «интернациональное» (украинско-еврейско-турецкое) имя как раз для того, чтобы исключить указанные выше толкования и подчеркнуть универсальность, всеобщность этой личности. Как известно, Одесса — город интернациональный, каким был и дуэт авторов «Двенадцати стульев» и «Золотого телёнка». Данная версия является более спорной по сравнению с первой, ибо в конце XIX—начале XX веков в Одессе, где проживало значительное число евреев, их численность увеличилась. В том числе из-за бежавших туда от погромов (в частности, из еврейского местечка Бендеры).

Читайте так же:
Как опустить стул если не хватает веса

Очевидно, что Бендер учился в гимназии, так как он однажды припоминал латинские слова-исключения, зазубренные там (роман «Золотой телёнок», гл. XVII). Кроме того, в том же романе (гл. XIII), на упоминание Васисуалием Лоханкиным о сермяжной правде жизни, Остап Бендер со знанием дела замечает:

Известно, что в 1922 году Остап Бендер сидел в Таганской тюрьме, где его увидел Яков Менелаевич (администратор театра «Колумб»), сидевший там же по «пустяковому делу» [2] . Современному читателю и невдомёк, почему в тексте упомянут именно 1922 год, почему именно тогда оба они оказались на свободе и Бендер, по выходе из тюрьмы, начал «чтить уголовный кодекс» и заниматься использованием 400 «сравнительно честных способов отъёма денег» не у пролетариата и крестьянства, а у таких людей как Корейко, то есть у лиц, имевших нетрудовые доходы, и нэпманов.

Дело было в том, что по указанию В. И. Ленина, заменившего политику «военного коммунизма» «новой экономической политикой» (НЭПом), мошенничество из разряда преступлений перешло в категорию аморальных проступков, ибо деньги и ценности изымались у их владельцев ненасильственным путем. Жертвы, как любил говаривать сам Остап Бендер, приносили их ему и подобным ему сами, «на блюдечке с голубой каемочкой», а это, на взгляд тогдашних большевиков, ничем не отличалось от торговли, которая в их глазах считалась разновидностью надувательства граждан, но разрешалась законом. В 1920-е годы были приняты УК РСФСР (1922), УПК РСФСР (1922), «Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик» (1924), УК РСФСР (1926). Одновременно с введением этих законов, была произведена амнистия всех, содержавшихся в переполненных тюрьмах, заключённых «по пустяковым делам» и по статьям тех преступлений, которые были отменены (утратили силу), то есть декриминализированы сами деяния и лицо, освобожденное в связи с декриминализацией, отпускалось на свободу не по амнистии, а в связи с тем, что закон уже не считал их действия криминальными. В отличии от Якова Менелаевича, за которым по освобождении по амнистии продолжала числиться судимость, Бендер судимым не считался, ибо такого преступления более не было. Именно по этой причине Остап Бендер мог стать героем сатирического произведения, ибо большевики приняли решение бороться с «аморальщиной» путем перевоспитания в обществе (коллективе), подвергая их высмеянию и осуждению.

Читайте так же:
Как укоротить ножки стула

Кроме того, Остап по крайней мере один раз был в Средней Азии до 1930 года.

«Двенадцать стульев»

Так в романе впервые появляется великий комбинатор.

По мнению ряда комментаторов романа (в частности, М. Одесского и Д. Фельдмана), описание свидетельствует о том, что в Старгород вошёл заключенный, неоднократно судимый и совсем недавно освободившийся, то есть преступник-рецидивист (мошенник, так как сразу после освобождения строит планы, связанные с мошенничеством). В самом деле, бездомный бродяга, не имеющий холодной весной (лед на лужах) ни пальто, ни носков, но путешествует в модном костюме и щегольской обуви:

Зато для рецидивиста тут нет ничего необычного. Квартиры у него нет и быть не должно — советским законодательством предусматривалось, что осуждённые «к лишению свободы» лишались «права на занимаемую жилую площадь» [3] . Значит, бездомным он стал уже после первого срока, вернуться было некуда, и гардероб хранить ему было негде. Если «молодого человека лет двадцати восьми» арестовали до наступления холодов, то пальто он не носил. Туфли и костюм Бендер сохранил, поскольку их отобрали после вынесения приговора и вернули при освобождении, носки же и белье, которые арестантам оставляли, изветшали.

Аферы

Живость характера и любовь к денежным знакам позволяли Остапу проводить довольно остроумные аферы, жертвами которых становились большие группы людей одновременно.

В Старгороде Остап в один вечер сколотил подпольную организацию для свержения Советской власти — «Союз меча и орала». Её члены, старгородские «бывшие» и нэпманы, настолько уверовали в серьёзность затеи, что в конце концов явились с повинной в ОГПУ, а у одного из них Бендеру ещё дважды удалось получить денежные субсидии на «святую цель».

В приволжском городке Васюки Остапу удалось выдать себя за международного гроссмейстера, дать сеанс одновременной игры в местной шахматной секции (которая с лёгкой руки Остапа была переименована в «Клуб четырёх коней»), и убедить наивных провинциалов в реальности организации «Международного Васюкинского турнира 1927 года», на котором должны были встретиться сильнейшие шахматисты современности. А после проведения турнира Васюки с передовой идеей шахматной мысли должны были стать новой столицей СССР (Нью-Москва), а впоследствии — и всего мира.

Читайте так же:
Стул для мерфи

Получив в в своё распоряжение автомобиль Адама Козлевича, Бендер по пути в Черноморск успешно выдавал себя за командора большого автопробега, «снимая пенки, сливки и тому подобную сметану с этого высококультурного начинания».

Убийство и воскрешение героя

В предисловии к «Золотому теленку» Ильф и Петров в шутливой форме рассказали о том, что к концу написания «Двенадцати стульев» возник вопрос об эффектной концовке. Между соавторами возник спор, убивать ли Остапа или оставить в живых. В конце концов, решили положиться на жребий. В сахарницу положили две бумажки, на одной из которых был нарисован череп с костями. Выпал череп — и через тридцать минут великого комбинатора не стало.

По свидетельству брата Е. Петрова — Валентина Катаева (в книге «Алмазный мой венец») сюжетная основа «Двенадцати стульев» была взята из рассказа А. Конан-Дойля «Шесть Наполеонов», в котором драгоценный камень был спрятан в одном из гипсовых бюстиков французского императора. За бюстиками охотилось двое преступников, один из которых в конце концов был прирезан бритвой своим сообщником [4] . Кроме этого Катаев упоминает и о «уморительно смешной повести молодого, рано умершего советского писателя-петроградца Льва Лунца, написавшего о том, как некое буржуазное семейство бежит от советской власти за границу, спрятав свои бриллианты в платяную щетку».

В романе «Золотой телёнок» Остап «воскрес». Шрам на шее, описанный авторами, говорит о том, что студент Иванопуло вернулся домой достаточно вовремя для того, чтобы «хирурги смогли спасти мою молодую жизнь».

В конце «Золотого телёнка» Остап был ограблен румынскими пограничниками при переходе границы, но остался в живых, что может говорить о намечавшемся продолжении приключений Остапа.

В 1933 году в печати появились анонсы третьего романа о Бендере под условным названием «Подлец», но этот замысел Ильфа и Петрова остался неосуществленным. Зато в конце XX века на рынке появилось несколько «продолжений»: А. Вилинович «Дальнейшие похождения О. Бендера» (1997), Петр Ильфов «Рог изобилия» (1999).

Читайте так же:
Как опустить стул на колесиках ниже

«Золотой телёнок»

По мнению комментатора Даниэля Клугера [5] , структура «Золотого телёнка» представляет собой классический детектив, элементы которого пародируются.

Вся дилогия представляет собой биографию авантюриста, который поначалу был уголовником, а затем стал сыщиком, своего рода подпольным советским Видоком или Арсеном Люпеном.

Действия Остапа Бендера в первой части его биографии («12 стульев») легко подпадают под соответствующие статьи Уголовного кодекса, в то время как во второй части — «Золотом телёнке» — он, по сути, расследует преступление. Подобная двойственность героя вполне в духе классического детектива.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector